SAULES RITS - Солнечный поток. Латышский традиционный солнечный календарь.

Более подробная информация на русском языке в разработке.

#sauleslaikritis

 

Латвию называют страной, которая поет, может потому, что живописные латышские пейзажи не только поражают своей красотой, но и звучат морским прибоем, ручьем в тенистом лесу или утренним гомоном древней латышской столицы. А, может, из-за музыкальности латышей и многовековой популярности хорового пения в Латвии. Неслучайно, релевантный для латышей праздник, существующий с 1873 года, носит название «Праздник Песни». Одной из возможных причин может являться и особая мелодичность латышского языка, обусловленная почти всегда падающим на первый слог ударением.

 

Основной чертой латышского менталитета считается индивидуализм и стремление полагаться на самого себя. Латыши, в основном, сдержанны, замкнуты, немногословны, особенно если речь идет об общении с незнакомыми или малознакомыми людьми. Соблюдение дистанции, склонность избегать разговоров с незнакомыми людьми в общественных местах, сдержанность и осторожность, толерантность к соседям – характерные признаки латышской ментальности.

 

Для представителей латышского этноса не характерно бурное проявление эмоций, так как они, скорее, апеллируют к разуму, а не к эмоциям или чувствам. Поэтому для латышей, особо ценным является умение не терять самообладания в любой ситуации и не демонстрировать бурные эмоции. Помимо перечисленных особенностей, латышей отличают трудолюбие, умеренность, стремление к познанию, упорство и выносливость, а так же основательность и прилежность. Латыши бережно относятся к своим национальным традициям и считаются довольно консервативными. Для латышской ментальности свойственно доминирование матриархального уклада семьи.

 

Хотелось бы упомянуть, что латыши энергично защищают свой мелодичный язык от иностранных заимствований. Так, слово «компьютер» по-латышски звучит как «dators», «бегемот» – «Nīlzirgs» (что в дословном переводе с латышского языка означает «Нильский конь»), а телефон именуется не иначе как «tālrunis».